Installation ''Kaleidoscope Moscovite''

L’idée de cette installation est double :

La première était de voir comment deux artistes travaillant sur le même sujet, Moscou, peuvent avoir des visions différentes, un traitement différent de l’information qu’ils reçoivent.

Mon Grand–père qui était un grand graveur du 20e siècle, est venu a Moscou, fasciné par la Russie et l’Union soviétique, pour voir les défilés militaires de novembre 1961. Il en a tiré une série de clichés, des diapositives et Moscou l’a certainement inspiré dans son travail de gravure qui a suivi son voyage.

Nous avons vu les mêmes choses mais dans un contexte radicalement opposé en 50 ans, comme dans un kaléidoscope ou l’on voit une image créée par de petits cristaux, mais si l'on bouge d’un millimètre l’image et son interprétation est tout autre. 

La deuxième inspiration pour créer cette installation est pour moi très personnelle. 

Il s’agit de réfléchir a ce qu’un artiste peut transmettre de son œuvre uniquement par son œuvre. 

Il s’agit d’ecrire en images une histoire familiale imaginaire,

de créer un lien en filigrane entre ce grand père que je n’ai jamais connu et moi,

Et entre deux artistes, l’un grand graveur et moi sa petite fille, moi simplement, qui m’engage dans une carrière artistique.

Je me place ici comme apprivoisant ses œuvres, me les appropriant car comme vous le voyez, j’ai utilisé ses photos de 1961, et les aies retravaillées a la fois à la façon d’un graveur et complètement à ma façon.

Et je lui montre mon travail, en me plaçant sous son regard bienveillant.

 

Инсталляция «Московский калейдоскоп»

Июнь 2014, посольство Франции в России, Москва

Как передается взгляд на мир? Что увидел гравер Жан  Девиль во время своей поездки в Москву в 1961 году? Какую часть его мировоззрения пятьдесят лет спустя унаследовала его внучка, Мари де Ля Виль Боже, которая живет в Москве и не знала своего деда? Каким образом художественные произведения, созданные на основе одних и тех же образов, перекликаются между собой? Можем ли мы понять их язык? В этом смысл «Московского калейдоскопа».

Жан Девиль был одним из величайших французских граверов XX века. До нас дошли его изображения голодающего Христа и пар, пожираемых желанием и смертью. Меньше известно о его фотографиях, а тем более снимках, сделанных во время его поездки в Москву в 1961 году. Он очень интересовался Россией, особенно Советским Союзом, поэтому отправился путешествовать один, в мае, смотреть военные парады.

Глядя на инсталляцию «Московский калейдоскоп», мы не знаем, что здесь от деда, а что от внучки. Фигуры Маркса и Энгельса на Красной площади смешиваются с кремлевскими башнями в огне, а открытый бассейн на Кропоткинской 60-х отвечает жадному взгляду Большого театра. Их произведения кажутся очень разными.

Маленький формат гравюр Жана Девиля на черной бумаге, темные, измученные…

Большие, яркие, кажущиеся веселыми работы Мари де Ля Виль Боже…

Но если присмотреться, то и под слезами гравюры проступают раскаты смеха, а на центральном автопортрете художницы угадывается творец, пытающийся рассказать филигранной нитью выдуманную семейную историю. Еще мы видим женщину со впалыми щеками, которая молит о спокойствии – то же выражение лица, что мы видим на гравюрах деда, где Христос тоскует об отсутствующем отце, ребенок – о рассеянной матери, трупы – о теплившейся жизни…

Взгляды двух художников встречаются в Москве: миллиметр вправо – и калейдоскоп показывает надежду в уголке рта у Христа, улыбку любовников, а миллиметр влево – и мы видим радость у деда и глубокую драму у внучки. 

Кажется, что внучка, живущая в России, продолжила линию деда, который провел здесь всего неделю. И мы задаемся вопросом, что он мог ей передать даже без слов. Нам представляется детство художницы, окруженной гравюрами и офортами ее деда, с персонажами, которые ее преследуют. Невольно пытаемся вообразить, что бы гравер сказал о работах своей внучки... Как бы они вместе гуляли по Москве, фотографировали… Может быть, даже и не говорили между собой, а просто переглядывались…. Все представляем и представляем... И все-таки мы всегда возвращаемся к своим родителям, к своим дедам. Как бы мы ни бились, это течение, которое нас несет, даже когда мы о нем не знаем. Можно плыть, плыть, плыть, но течение все равно вас принесет в начало пути. Может, смысл как раз и есть в плавании, даже если оно бессмысленно, в нем рождается творчество.

Нужно двигаться, молча, смотреть на Москву, чтобы ее приручить. Обоим художникам это удалось, каждому по-своему. У каждого свой узор в калейдоскопе.